04.10.2016

«Нужно возить наших чиновников и показывать, как это делается». Как стажировка в США изменила жизнь белорусского бизнесмена

Константин был одним из основателей стартап-движения в Беларуси, а теперь он занимается настольными бизнес-играми и игровыми тренингами. Долгие годы он мечтал побывать в США, чтобы понять, нужны ли миру его идеи. И у него получилось это сделать, хоть и далеко не с первого раза. Об упрямстве, умении заработать на всем и отличии белорусского и американского менталитета в материале KV.by.

 

Два проваленных собеседования и нездешний менталитет

– Я очень давно хотел побывать в США – понимал, что мне нужен какой-то толчок. Я надеялся приехать туда и убедиться, что те мысли, которые я собираюсь донести до общества, действительно верные и имеют право на жизнь. Я мог бы, наверное, собраться и поехать самостоятельно и без стажировки. Но, даже будучи состоятельным и добившись визы, человек все равно не сможет привлечь то количество организаций, которое предлагает программа от агентства USAID. Или это будет намного дороже.

Я считаю, что по менталитету я сильно отличаюсь от белорусского населения. Мне кажется, здесь меня никто не понимает: что я делаю, почему я это делаю и почему я делаю это бесплатно. Я долгое время задавался вопросом: почему у меня не идет с традиционными бизнесами здесь? Все просто – менталитет не здешний.

Мне хотелось именно в Штаты. Я уже давно был увлечен этой культурой. К тому же, долгое время мои родственники там жили и много рассказывали. У меня появилась мечта – проехать по Америке дорогой Ильфа и Петрова, от одного побережья до другого.

На самом деле, белорусы часто просто боятся подавать заявку и ехать в США. И, если уж честно, регулярно не хватает этих заявок – просто не из кого выбрать тех, кто действительно будет достоин поехать по программе. Я всем своим знакомым говорю: обязательно пробуйте.

Сам я подавался еще с 2011 года. Делал это регулярно, каждый раз, когда объявляли новую программу. Причем за год я обычно пробовался сразу на несколько программ. В итоге меня пригласили на три собеседования, два из которых я завалил. И только третье я, наконец, прошел.

Я уже сбился со счета, но удачной была где-то двадцатая моя заявка. Многие бросают после первых двух-трех отказов. Но я не понимаю: есть ли смысл тогда вообще что-то делать? Сначала я тоже реагировал на отказы болезненно – был слегка обижен и расстроен. Но потом я просто начал работать над собой, стал устранять «косяки».

И, как ни странно, все получилось именно тогда, когда я отпустил ситуацию. Я просто на автомате оформил заявку, взял рекомендательные письма – сделал это по привычке. Причем чуть ли не в последний день. И потом я никому не рассказывал вплоть до того момента, как не приземлился в Детройте.

 

Высокомерие и «недохачивающие» белорусы

Английский язык вообще не нужно знать – в моей группе половина людей не знала. Зато нужна доброжелательность, мягкость, толерантность, учтивость. Ни в коем случае не должно быть высокомерия. И нужно просто быть неконфликтным человеком. Группа из 10 человек на месяц оказывается в другой стране с иным менталитетом в непривычных условиях с посторонними людьми. Если среди них окажется конфликтный человек, это станет проблемой для всех. И там к этому очень серьезно относятся – вплоть до депортации.

В первую очередь нужно будет обязательно сказать, ради чего вы собираетесь туда поехать. Бесцельной поездки не будет. В агентствах обязательно проверят, соответствует ли цель заявленной теме поездки. Если нет – вам просто откажут.

Еще одна вещь, которая просто необходима для того, чтобы попасть на стажировку, – это желание. У нас «недохачивают» и просто ленятся. Нужно ведь подготовиться, правильно написать заявку. Многие просто не готовы к заполнению анкеты на 5-6 страниц, другие ленятся найти человека, который напишет рекомендацию. И перед поездкой много такой подготовительной бюрократии, где каждая закорючка важна. Чем правильнее заполнена анкета – тем больше шансов, что вы попадете на собеседование. Эти барьеры сделаны специально – это уже элемент отбора. Если человек не способен этот этап пройти, то, скорее всего, проблемы возникнут и потом.

Не нужно ломать голову над тем, получится или нет. Нужно просто из раза в раз пробовать. Я дважды не прошел собеседования. В первый раз я был довольно высокомерен – и на это обратили внимание. Мне казалось, что я уже добился многого, и считал, что мне уже нужно ехать. А именно этого как раз допускать не стоило.

 

Город для машин и застывший во времени остров

За время программы мы успели побывать в десятке городов: начали с Детройта, а закончили в Чикаго. Детройт – это город-штат, его границы очень размыты. Есть Даунтаун, а за ним все расползается еще на десятки миль и плавно перетекает из одного города в другой. Границы этих поселений практически неразличимы – просто дома, дома, дома… Первый лес можно встретить только километров через 100 после Даунтауна. А когда летишь над городом, видишь только квадраты застройки.

В пригороде Детройта практически нет общественного транспорта, бегать или ездить на велосипеде тоже практически невозможно. Есть только автобан без обочин, по которому нельзя ходить. В некоторых кварталах можно найти пешеходные дорожки. Но нужно понимать, что ни одна из них не построена за счет государства. Там вообще нет понятия о том, чтобы Государство кому-то что-то строило. Именно это четко понимаешь в Америке: ты делаешь все сам для себя, не Государство для человека, а человек для него. Если люди сами захотели иметь дорожку в своем квартале – значит, они скинулись и построили ее.

Будучи в Детройте, мы, конечно, побывали на заводе Ford. Он оказался просто огромным. Мы его просто «оббежали», но если ставить себе цель обойти его весь, нужно приехать раза 3-4. Там есть историческая часть – музей, есть современная и конвейер, где можно наблюдать за сборкой.

Нас привезли на остров Макино. Фишка острова в том, что около сотни лет назад американцы решили, что на острове не появится ни машин, ни дорог, ни новостроя. Там сейчас только конные повозки и велосипеды. Все дома – старые и в основном деревянные, 18 века. Летом до острова можно добраться только паромом, а зимой – на санях по льду.

Я сразу подумал, что на остров нужно возить наших чиновников из министерства спорта и туризма. И показывать, как это на самом деле делается. Жители острова уже больше сотни лет зарабатывают только на туризме. А живет там около 500 человек. Создается впечатление. Что ты попал куда-то на Карибы в пиратский поселок.

Последние два дня мы провели в Чикаго – нам дали свободное время. Нам выдали особые буклеты: на каждой странице два музея на выбор – их можно посетить с внушительной скидкой. Я снова подумал, что такое стоило бы взять на заметку и нашим музеям. В США музеи – это чистый бизнес. Музеи стали местами развлечений. Ты не просто пришел посмотреть на картину на стене – там все интерактивное. Все можно потрогать, передвинуть, заставить взаимодействовать. Кроме того, в каждом музее обязательно есть еда – там просто культ общепита.

 

Город-банкрот и квартал сумасшедшего ветерана

Конечно, я понимаю, что нам показали только лицевую сторону. Детройт во многом напомнил мне Минск. Это такой же развивающийся регион: в 60-х годах прошлого века он разорился и теперь понемногу выбирается. Детройт – до сих пор город-банкрот. Экономика пришла в упадок, город покинули две трети населения. В нем даже есть пустые кварталы, которые в свое время бросили люди, с разрушенными домами и дорогами. По сути, Детройт местами в намного худшем состоянии, чем Минск.

Нам показывали практически полностью заброшенный район. Говорят, что военный вернулся в этот район и застал его уже в упадке. Он решил, что будет его возрождать, и начал разрисовывать здания, устраивать инсталляции из всякого оставленного хлама. В итоге получился очень странный музей под открытым небом. Местные власти не стали это убирать, и теперь туда водят экскурсии, зарабатывают на показах туристам неплохие деньги. И район быстро заново оброс инфраструктурой. А все из-за слегка сумасшедшего ветерана.

Вообще, к искусству в Штатах особое отношение – оно всячески поощряется. Даже если речь идет об абстрактных и непонятных вещах. К примеру, упавшая балка может стать арт-объектом, и вскоре к ней начнут водить экскурсии и опять же зарабатывать на этом деньги.

Думаю, то, как сейчас справляется Детройт, может стать неплохим примером для Минска. Детройт попал в очень сложную ситуацию в конце прошлого века: отсутствие финансирования, отток людей и рабочей силы, слабая мотивация оставшихся сотрудников. Крупные компании, базировавшиеся в Детройте, стали понимать, что, если не обратить эти процессы, бизнес прикажет долго жить.  Эти компании скооперировались и организовали крупный фонд , который стал спонсировать маленькие организации. Так начали поднимать местное предпринимательство.

В Детройте создали лучшие условия, и люди из всех США едут туда, чтобы основать там компанию. Главное условие – создать юридическое лицо и нанять на работу американских граждан. Тогда будет и спонсорство, и льготы, и всяческая поддержка.

В Детройте сейчас что-то похожее на вторую волну миграции. В городе постепенно развивается инновационная структура, и люди едут сюда из-за границы, чтобы найти работу. За несколько лет работы на местных предприятиях человек может накопить на собственный дом. И многие этим пользуются. Поэтому на предприятиях большая текучка, но, тем не менее, постоянно находят все новых и новых желающих.

 

Культурный шок и «help yourself»

Белорусы привыкли работать, думая только о сегодняшнем дне. На западе любой руководитель скажет вам, что стратегическое планирование – это расчет на 10-15 лет. А у нас он просто невозможен: дальше трех лет никто не загадывает. А обычно раз в полгода приходится устраивать стратегические сессии и пересматривать деятельность компании. Просто слишком рискованный и расшатанный рынок.

В США я провел одну из своих бизнес-игр, показал ее американцам. И тогда же заметил еще одну примечательную разницу в менталитете. Если наши сыграют в игру, они спрашивают, можно ли им ее взять или как-то получить. Американцы же сразу интересуются, где ее купить. У меня стали интересоваться, как найти мою игру на Kickstarter.

Я получил бесценный опыт – протестировал свою игру на американцах. Понял, что дело там идет, и в дальнейшем США может стать для меня новым рынком. Американцы относятся к деньгам проще, они быстрее принимают новые проекты в работу. И им даже не нужна крутая презентация  – они не трясутся над деньгами, у них такой менталитет.

Еще одна вещь, на которую я обратил внимание. Если два человека идут навстречу друг другу, что происходит у нас? С большой вероятностью ни один не захочет отойти или посторониться – люди столкнутся или как минимум зацепят друг друга.  Американцы, сколько бы народу на улице не было, всегда друг другу уступают и говорят «Excuse me». Кажется, что это мелочь, но именно от нее испытываешь сильнейший культурный шок. С другой стороны, ты можешь сидеть за столом, и тебе никто ничего не подаст – «help yourself».

Американцы открытые и доброжелательные. В стране, где разрешено ношение оружия, по-другому нельзя. Я, конечно, шучу, но доля правды в этом все же есть.

Кстати, при всем этом капиталистическом менталитете, при всем уровне экономического развития, американцы, как и белорусы, боятся открывать собственное дело. И это при том, что им предлагают кредиты под  7%, дают льготы и часто идут на отсрочки выплат.

Я уверен, что это был не последний мой визит в США. Более того, я уже планирую снова туда попасть. Не уверен, что у меня получится во второй раз попасть в какую-нибудь программу. Но я в любом случае поеду туда самостоятельно. Я, грубо говоря, съездил на разведку, все посмотрел, и теперь готов к более масштабному путешествию. Я надеюсь, что в Минске я использую перенятый опыт, а потом смогу заняться своим делом уже в США. Но пока это все отдаленные планы.

Из США я привез одну простую, но очень важную мысль: за все свои действия и поступки в ответе только вы сами. Нет других виноватых: ни Государство, ни образование, ни экономика – только вы сами. Если хочешь жить на улице и бомжевать – живи, никто не будет против, никто не будет тебе помогать или мешать. Но если хочешь построить карьеру – будь добр, строй ее, у тебя для этого есть все возможности.

 

Оригинал на https://www.kv.by